July 15th, 2008

Zloj

Советский Союз

Вот здесь Олег Козырев пишет свои воспоминания о СССР...
А я, сколько ни вспоминаю, но никак ничего похожего припомнить не могу.
Решил немного сравниться. Тем более, что терпеть не могу, когда кто-то начинает не то что нагло пиздеть, а еще и доказывать, что то, что происходило с ним, происходило со всеми...
Он пишет
Как я помню
Как сейчас

Каждую осень и весну нас – детей, начиная с четвертого класса (!!!) вывозили на поля.
Нас возили, начиная с восьмого класса. Один, два раза за осень... Причем на следующий день в каждый класс заходила завуч и докладывала, какую сумму перечислит совхоз на школьный счет за помощь.
Сейчас не возят. Зато по десять-пятнадцать раз за год выводят на "субботники" по уборке территорий вокруг наших помоек, пострижке бурьяна, в котором шприцы валяются. И действительно, с пятого класса...
Снимали с уроков и вывозили в поле, не взирая на погоду и, кстати, не взирая на освобождения. От физкультуры освобождения по моментам, связанным со здоровьем, работали, от поля – нет.
С уроков снимали. В дождь - не возили. Освобождения - использовались на полную катушку...
Мы убирали картошку, морковь, сажали елки в питомнике, пололи елки в питомнике, собирали лен. Морковь выдирали голыми руками из земли, т.к. инструментов нам с собой не давали. Машины морковь из земли не убирали – это делали мы – дети. Сдирали ногти и кожу и в снег и в дождь.
Убирать? Мы собирали картошку, копали морковь и рубили капусту. Картошку - после тракторов. Для моркови давали лопаты. Для капусты - секачи.
Весь инструмент приносить с собой. Вплоть до снижения оценки. После того, как сходил в школу и официально сказал, что мы не будем держать дома для субботников ни лопаты, ни грабель, ни вил, отстали. И то потому, что директриса дальняя родственница...
Следом за нами проверяли, чтобы мы убирали всю морковь и всю картошку. С четвертого класса и по десятый. Собранное – в ведра.
Ну, проверять качество сбора, чтобы не шланговали, без этого никак. Но нам давали площадь, мы ее убирали и на этом учет заканчивался. Считать ведра, когда счет идет на десятки тонн - глупо. И это все понимали.
Классный руководитель стояла с тетрадкой и записывала каждое ведро, следя, чтобы мы выполняли норму. Не выполнишь – будет нагоняй, снижались оценки.
Максимум, что было за приступы шлангита - удочка по поведению.
Сейчас - запросто. И оценки, и нагоняй.
Нас не кормили, кушали только то, что брали с собой («тормозки»).
А чего кормить-то. Если ехали на четыре-пять часов максимум. Кстати, ехать нам надо было минут двадцать-тридцать на автобусе...
Ну кто же сейчас кормить-то будет...
Может у кого-то и были путевки куда-то, я не знаю. Да только вот отец за все годы работы на шахте, а оттрубил он на ней от армии до пенсии, ни одной путевки ни разу на семью не получил.
Отец отдыхал и лечился в санатории каждый год. В Подмосковье - "Сосновый бор", кажется. Работал бурильщиком. Закончил вечернюю школу, потом вечерний ВУЗ, стал мастером, потом инженером.
Меня дважды отправляли. Один раз в Уфу, один раз в Ташкент.
У меня на работе с путевками нормально, у жены - никак. У нас профсоюз оплачивает до 30-50%.
Возможно потому, что вышел из компартии. В парткоме долго не могли понять причину его отказа от партбилета – кормить семью. Действительно, странная причина. В каком году вышел, интересно? Судя по возрасту Олега (72-го года) в середине или конце 80-х, самое время...
Ну сейчас, все знают, партии совсем демократические. У вас там что, "Единая Россия", у нас - "Нур Отан"...
Да, железная дорога не была дорогая. И если удавалось взять билет в многочасовой очереди в кассу, мы могли поехать и к родственникам в Латвию и в Москву.
Всегда брали билеты заранее. И никогда не было проблем. Причем, даже в дикие 90-е.
Сейчас тоже беру билеты заранее.
Да только вот чаще всего такие поездки совершались для того, чтобы привезти домой еду. Сосиски везли из Москвы. Еще раз перечитайте это. Сосиски везли из Москвы. Стояли там в диких очередях, носились по городу, все увеличивая число сумок. Это СССР. За продуктами ехать надо было в Москву.
Ну, с этим нам повезло. Рудный был на Московском обеспечении. Правда, до моего рождения. Потом сняли. Не было у нас проблем с продуктами. Не было. Для торжеств был стол заказов. Для повседневки - магазины. Для тех, кто хотел странного - базар.
Каждый год с Москвы папа привозил гостинцы. Но это были действительно гостинцы, но никак не продукты... :)
Сейчас огромный выбор разнообразнейшего говна, извините за выражение.
Велосипед мы купить не могли. Единственный мой велосипед соседский мальчишка подарил.
Велосипеда у меня тоже не было. Деньги всегда находилось куда потратить кроме него.
Купить сейчас хороший велосипед (реально хороший) - слишком дорого, особенно если сравнить с Союзом.
Книги было невозможно купить. Подписку на книги давали не всем (да-да, их выписывали, а не покупали). В библиотеке за интересной книгой надо было бегать неделями, а если попадалась, была разорванная, подклеенная и не со всеми листами.
Дома библиотека из нескольких тысяч томов. Все!!! куплены в советское время в магазине. Никогда не записывались и не брали талоны с мукулатуры.
Книг - завались. Но дороговато.
Телевизор у нас был черно-белый с трансформатором. Трансформатор периодически плавился и перегревался. Но без него телевизор бы моргал и смотреть его было невозможно.
Была Березка (со стабилизатором, а не трансформатором), потом Горизонт, потом Радуга. Потом СССР закончился.
С этим сейчас проблем нет. Но и развитие техники на месте не стоит.
В нашем городе был один телеканал. Второй пришел к финалу советской власти.
У нас было два. Первый и Второй. Москва и Алма-Ата.
И работали не целый день. Однако, на фиг нужен телевизор, когда есть улица?
Каналов - море, смотреть нечего.
Играть было негде. Детские площадки отсутствовали в принципе. Во дворе насыпали раз в год кучу песка. Это было песочницей. Меж двух деревьев была прибита палка – это был турник. Меж двух других тополей были прибиты железные качели, которые на моей памяти размозжили головы двум ребятам с нашего двора. Один из родителей во дворе построил нам домик, где можно было собирать и играть. Его снесли власти.
В каждом дворе песочница. Пару турников. На несколько дворов - детская площадка, волейбольное или баскетбольное поле (раздрызганное в клочья, играть невозможно), хоккейный корт. За каждым районом были закреплены шефы, которые все это делали и ремонтировали. У каждой школы - спортгородок.
Сейчас никому ничего не надо. Правда, с этого года нуротановские комсомольцы, кажется, начали строительство и ремонт детских и спортивных площадок. Если не выльется в показуху - будет хорошо.
В детском магазине невозможно было купить игрушки. Все нормальное «привозилось» и «доставалось». То же самое с обувью, одеждой. Везде дикие, сумасшедшие очереди, как только «забрасывали товар». Слух об этом разносился по всему городу и, отпросившись с работы, вне неслись в очередь. Очереди были за всем – за хлебом, за мясом, за картошкой, за мороженным, когда его привозили,
Импорт - в дефеците. Что было, то было. Советской одежды, обуви, игрушек - хватало. Мы, обычно, брали то, что есть. Вообще, описание похоже больше на девяностые. Вообще-то, ситуации разные бывали. С Шевченко в пятницу за пивом летали на самолетах в Азербайджан через Каспий...
Сейчас - благодать. В течение только последнего года - массовая скупка соли, спичек, мыла и сахара. Постоянное подорожание. За год - хлеб в два раза и больше. В среднем процентов на 30-70 поднялась цена на все...
за арбузами, которые продавались только в овощных магазинах.
А где им еще продаваться? На каждом углу, как сейчас. А заболеть не хотите? Постоянно помогали разгружать арбузы. Один-два нам - пацанам - давали за труды.
Арбузы, дыни, яблоки, черешню - все, что угодно на каждом свободном метре асфальта. Рядом чадят машины, а торговка протягивает отрезанный ломоть - попробуй. Когда приходит СЭС - продавцы частенько сбегают, бросив товар...
В школе нас заставляли проходить «практику». Мы освоили профессии токарей. Слесарей, фрезеровщиков. В старших классах один день мы работали на заводе в рамках уроков труда. Начальники не знали, чем нас занять. И придумывали для нас задания. Точили разные детали, сверлили что-то, напильниками обтачивали похоронные оградки.
А что в этом плохого. У нас был учебно-производственный комбинат. К десятому классу - готовая профессия. И работу давали на практике.
А сейчас полный кайф. Все дороги открыты. Катись, куда хочешь. Правда, с прошлого года началась серьезная работа по профориентации школьников и УПК, скорее всего скоро развернется. Комбинат обнаружил, что рабочие кадры резко стареют, а молодежь за станки и на конвейер не торопится...
Безумные комсомольские и пионерские собрания и линейки, на которые явка была обязательна. Концерты про Калинина, Ленина, Крупскую – про всех на свете. Мы не знали, чем себя там занять.
Явка на собрание обязательна по уставу. Кстати, у нас на подобных мероприятиях было довольно интересно.
Как и сейчас.
Перед каждой дискотекой обязательный культпросвет, собрание или лекция. Двери школы закрывались перед их началом. На дискотеку было не попасть без того, чтобы не прослушать этот маразм.
В моем детстве слова дискотека мы еще не слышали. Танцплощадки были. Массовки были. И что плохого в том, что пытались хоть как-то уровень культуры поднять?
А сейчас безо всяких культпросветов. Заплатил, заходи, пей, кури, делай что хочешь... Это культура?
А как вам Павловские реформы, когда мои родители могли обменять только две пятидесятирублевые купюры на новые. А чтобы обменять третью, они приехали ко мне (я там уже учился) в Москву, чтобы ее обменял я? А как вам замороженные вклады, которые заморозили при советском правительстве? В сбербанке было невозможно снять что-то со сберкнижки. Родители потеряли все, что откладывали на совершеннолетие мне и сестре.
Это уже не к СССР претензии. А к тем, кто к власти прорвались...
Мало? А как вам сбор металлолома и макулатуры, в котором заставляли участвовать детей с первого класса?
У нас с четвертого. Но это было интересно. А когда трудовик нашел свалку около гаражного общества, то школа еще и первое место по городу заняла. И мы точно знали, куда пошли собранные нами бумага и металл.
Знаете, что такое сбор металлолома? Это когда в метель собранное дома ты тащишь час до школы рано утром, т.к. машина по сбору металлолома приезжала к шести-семи утра. Тебе семь лет, а ты тащишь этот никому не нужный металлолом. Никому не нужный потому, что все нормальные люди собирали металлолом на свалке металлолома, никем не охраняемой – на которую и свозили опять же нами собранное.
Мне кажется, претензии в этом случае, все-таки, не к СССР, а к конкретным руководителям. У нас машины приходили в рабочее время. И вывозилось на свалку, с которой работал РМЗ и после сортировки отправлял в Магнитогорск.
Правильно, сейчас сбором макулатуры и металлолома занимаются бомжи. Причем металлолом они собирают на огородах и на кладбищах, воруют кабель, а демократическое общество не может закрыть пункт приема лома, потому что его крышует...
Я видел ржавеющие трактора. Я видел, как снимали с новой техники гусеницы, чтобы поставить на старую. Я видел гниющие, спивающиеся деревни. Не надо мне рассказывать про советское светлое прошлое.
Я тоже много чего видел. Поверь. Но такого беспредела, какой творится в деревнях сейчас - тогда не было. И пить столько не пили. А вот ты советского прошлого не увидел. Не довелось.
А когда погибал шахтер, ни партия, ни государство семье не помогала.
Вранье. Если погибал по пьянке - то да. У нас некоторые до сих пор пенсию получают по потере кормильца, кстати.
А сейчас помогают? Сначала докажут, что он сам нарушил ТБ, а потом спокойно откажутся. У нас сейчас так.
Может, в ваших показательных совхозах и было все хорошо. Может, в ваших привилегированных семьях и было все прекрасно. Но не у народа. Не у него.
Отец - бурильщик. Мама - машинист холодильной установки. Если я не народ, то кто?

Так что, дорогой Олег Козырев. Не надо пытаться обобщать частный опыт. Его много было и разного...